Добро пожаловать, посетитель! [ Регистрация | Вход RSS Лента

Разместить Объявление

Что с нами происходит?

| Новости-Иркутская область | 29.03.2018

bbcbbb9029ead8266ae1bcd1abee9d18_Generic

«Если мы уйдем, мы продадим этих детей, мы сожжем их еще раз»

Анастасия Гавриэлова

Татьяна Никулина работает в турагентстве в Кемерове, вместо того, чтобы пойти на работу, в 9:00 27 марта 2018 года она пришла на площадь Советов, чтобы быть вместе с земляками на стихийном митинге после трагедии в ТЦ «Зимняя вишня». По ее словам, люди на взводе: «Негодование, злость, ярость», — так она охарактеризовала общее состояние людей. О том, что происходит на площади в Кемерове, Татьяна Никулина рассказала корреспонденту MR7.ru. Мы приводим ее рассказ полностью.

Почему скрывают число погибших? Сообщения о митинге появились вчера в соцсетях, потом была рассылка в мессенджерах. Несмотря на 9 утра рабочего дня, народу пришло много. Очень много. Порядка 1000 человек собрались. Были мои коллеги, мои клиенты — многих там встретила. В 10 утра из здания городской администрации вышел отвечать мэр города (Илья Сердюк. — Прим. ред.). Но люди были на таком взводе. Мэра было не слышно, все кричали: «Трибуну! Трибуну!» Площадь была перекрыта.

Не было никаких средств звукоусиления — его слышали только те, кто стоял близко. Потом он ушел. ОМОНа много, полиции много, но людей никто не трогал. Дальше выходили какие-то чиновники, что-то говорили — блеяли как овцы. Они постоянно называли эту цифру «64». А с них все требовали ответа: почему скрывают количество погибших в городе. Пришли ведь те, кто был там — медсестры, которые спасали, водители, кто развозил эти трупы. А они, как заведенные, твердили: «64 человека». Народ свистел, негодовал, но они стояли на своем.

41Wf16SNbK4F0bklgNNb

Фото: Татьяна Никулина27 марта 2018 14:08

Все кричали и я кричала: «Списки», «В отставку Тулеева», «Трусы», «Путина в отставку», «Позор», но чаще всего кричали и требовали: «Правду!» Я даже охрипла.

Кто-то притащил портативную колонку, пришел папа трех погибших детей (Игорь Востриков. — Прим. ред.), еще у него там жена и сестра погибли. Сначала на площади был сплошной крик, женщины визжат, все в слезах — мужики с красными глазами: «Скажите правду, почему вы скрываете?» Ведь еще много людей без вести пропавших. Прямо на площади активисты собирают свой список погибших. И по нему уже выходит больше семидесяти человек. Рядом с площадью проходит автотрасса. Все проезжающие машины сигналят в знак поддержки и солидарности.

Люди негодуют — у нас же много групп общих в сосцетях и мессенджерах, по работе, школьные группы, детсадовские группы. У моих знакомых — семья из 4 человек не вышла из «Зимней вишни». Вся семья. У моих клиентов там сгорели магазины. Другой мой клиент работает в службе охраны ТЦ. В кого не ткни — мы все друг друга знаем. Кого ни спросишь — у всех знакомых там кто-то погиб.

Мой офис находится буквально в пяти минутах от площади. Сейчас там коллеги дежурят. Коллеги, у которых офис совсем рядом, они рассказывают, что видят, как к площади стягивают войска, прямо грузовики. Но народ не расходится. Я там стояла 2,5 часа. Очень холодно плюс ветер — я, когда пошла, даже не смотрела погоду. Я не сплю уже две ночи. После митинга, вот пришла в офис — отогрелась. Дела доделаю и пойду обратно. Потому что НЕЛЬЗЯ УХОДИТЬ! Мы же там все стояли, друг с другом общались, разговаривали и все говорят:

«Нельзя уходить, если мы уйдем, мы продадим этих детей, мы сожжем их еще раз».

Все говорят и свидетели говорят, что в большом кинозале были заперты дети. Они заперли их на ключ, потому что эти дети были детдомовские — 4 автобуса детей. У нас же много детдомов под Кемерово. Детей закрыли там, именно потому, что они детдомовские — чтобы не разбежались. И вот они там все. Всему городу известно, что спасательные работы начаты с большим опозданием. Приехали неисправные машины, не было эвакуации. Это же самый популярный развлекательный центр в городе. Все дети со всего города любят там проводить время. Некоторые родители привезли туда детей и оставили — они просто не могли помочь.

В воскресенье я ездила по городу и чувствовала запах гари — уже вовсю воняло, было невыносимо. Я была в двух домах от ТЦ «Зимняя вишня» минут через 25 после начала пожара, когда уже весь центр был наполнен смогом. Ни одной сирены, ни скорой, ни пожарной — ничего не видела. Я была по делам и не знала о пожаре, думала — распылили какой-то газ снова — у нас часто всякие выбросы делают. О том, что это в «Зимней вишне», мне уже потом знакомые написали. 30 минут весь город наполнен дымом — ни пожарных, никого. Они говорят, что через 5 минут были расчеты — врут! ВРУТ.

В городе обсуждают и считают, что центру дали выгореть и обвалиться, чтобы замести следы. Об этом все говорят.Город плачет Кругом плачут. Плачут все. В магазинах, на работе — все кругом это обсуждают. Никто работать не может. Я вчера видела, как толпы людей — вся улица была черная — шли с цветами, туда, к мемориалу. А сегодня он оцеплен! Потому что приехал Путин! Всех разогнали. Челядь не должна видеть, как он скорбит. Какие они ужасные трусы!

У меня подружка в аэропорту работает, она написала сразу: «Его самолет сел, едет в город». Мы в этот момент были на площади, думали он приедет — какое там?!

Потом через 2,5 часа, я ей пишу: «Где он прячется в городе?» А она мне отвечает: «Тань, он уже на борту». Он даже не пришел на площадь. На самой площади стоят глушилки. Ни у кого не было там Интернета. Я записывала видео и пыталась выложить. Оказалось, что все файлы, которые я кидала в группы, были пустыми. Вечером я снова пойду на площадь.

По теме

Поисковых меток нет

84 просмотров, 2 сегодня

  

Оставить отзыв

Войти с помощью: